Психиатрическая клиника Ханайка

История Ханайки (много слов и без картинок!)

Психиатрическая лечебница была основана после Великой Октябрьской Социалистической революции (более известной в настоящее время как Октябрьский пукч) на месте барской усадьбы помещика Кузякина. Все равно, как утверждали крестьяне-аборигены, там был чистый дурдом. Истерично-неврастеничная хозяйка, обуреваемый манией преследования барин, нимфоманка дочь и параноидальный юбочник барчук.

В преддверии революции баре усвистали за бугор, дабы пересидеть смутные времена. Да так и сгинули на гостеприимной французской земле. А усадьбу разграбили, потом немножко разбомбили, а то, что осталось от поместья, решили использовать по прямому назначению - основать психиатрическую клинику для не выдержавших революционного груза большевиков.

В разное время в больнице поправляли душевное здоровье многие деятели, как видные, так и незаметные бойцы не зримого в фазе нормы фронта. Но все равно большая часть палат пустовала. Потому что психологически стойкие активисты предпочитали избавляться от менее закаленных соратников иным путем: пуля или ссылка в более далекие края - чем дальше, тем роднее.

Первый главный врач здравницы Каа Щенков был очень недоволен малым числом пациентов. Его громадьё планов просто корчилось от недостатка площадей поля деятельности. Тем более что диагнозы пациентов разнообразием не баловали. Параноики, шизофреники, маньяки были все одного качества и практически равной интенсивности. Не радовали и жены, тещи, дети партработников. Игроманы, нимфоманки, клептоманы, наркоманы, суицидники. Щенков изнывал от однообразия. Его революционно-психиатрическая теория - каждый немного псих, если пристально-пристально, с профессиональным ПеЛенинским прищуром присмотреться к человеку - требовала подтверждения.

В конце концов, жалобы Каа Киплинговича достигли цели. Нарком подушного контроля населения углядел в стенаниях Каа Щенкова психостратегическо-оборонную инициативу от внешнего врага (от которого - стоило только наркому попасть в темноту - сам отмахивался всю жизнь) с революционной беспощадностью. В клинику начали поступать самые обычные люди.

Каа Щенков самолично ездил на отборочный пункт и выбирал самых интересных пациентов. Ему было неважно профессор перед ним или сантехник. Все пациенты были равны перед академиком, лишь бы симптоматика имелась вкусненькая.

Вскоре в больнице собралась чрезвычайно занятная коллекция психов. Академик Щенков тщательно изучал каждый случай, вникал в самую суть проблемы и находил-таки верное лечение практически для каждого индивидуума. После нескольких циклов лечения то, что оставалось от пациента поступало на утилизацию в овощехранилище, как отработанный шлак человеческого материала.

Библиотека клиники наполнялась монографиями Каа Щенкова, ставшего всемирным гуру психиатрии. К светилу ездили со всего мира перенимать опыт. И, в конце концов, вместе с опытом, увезли и самого академика. Как удалось, до сих пор никто не знает. Просто однажды утром Каа Киплингович не вышел на работу. Спустя какое-то время академик объявился на гнилом Западе, попросил у Родины прощения, объясняя свое позорное бегство тем, что отечественная психиатрия изучена им вдоль и поперек, лучше собственного носа. А мир - он большой, психов там много...

Стр. [1] [2]

© Проект "Азиопия"

  Rambler's Top100